14:15 

Ненависть как средство от мигрени. Часть 3я

=Лютик_Эмрис=
Komm, geh mit mir zum Meer... auch wenn wir untergehen / Sage Ja! (c)
abandoned777.diary.ru/p181982348.htm
abandoned777.diary.ru/p184991886.htm

Антонио долго бродил по парку, ощущая себя загнанным в западню диким зверем. Его душила боль и, видит Бог, лучше бы она была физической, чем душевной.
Со стороны дворца доносился чей-то смех, а вслед за ним - отзвуки гремящего оркестра.
Антонио остановился и прикрыл глаза. Ему вдруг вспомнилось детство и родная Италия. Вспомнилось, как он мечтал влиться в мир музыки. Она кружила ему голову, опьяняла сильнее, чем вино из отцовских виноградников, и больше всего на свете будущему капельмейстеру хотелось тогда подчинить это волшебство себе...
Он потратил столько времени, приложил столько усилий, оттачивая свое мастерство. Он мнил себя великим композитором, которому подвластна магия гармонии звуков. Ему рукоплескали тысячи людей и даже сам император брал у него уроки. А теперь, получается, все это напрасно?..
Сальери поднял голову к небу и тихо прошептал, глотая слезы, сдерживать которые ему уже было не под силу: "За что? За что это мне, Господи?"
Но небо осталось безмолвным, только звезды мерцали из черноты.
Антонио вдруг подумалось, что Бог оставил его. Ведь раньше он всегда отвечал. Нет, конечно, Сальери не слышал его голоса, подобно Жанне д'Арк или другими просветленным безумцам. Благодать Господня снисходила к нему музыкой, приходящей в его голову. Или же, в виде знаков, трактовать которые было сложнее, но все же Сальери чувствовал Его присутствие, поддержку и благословение.
А сейчас не чувствовал ничего...

Где-то рядом хрустнула ветка и Антонио вздрогнул всем телом от неожиданности. Но после снова воцарилась тишина и только дворцовый шум, да лай собак из императорской псарни, нарушали ее.
Возвращаться во дворец не хотелось. Ехать домой - тоже. Терезия, его дражайшая супруга, уехала навестить родню, забрав с собой дочерей, и в доме теперь царило запустение.
Антонио вздохнул и огляделся по сторонам, размышляя, куда же теперь ему отправиться? Тут же он увидел, как что-то блеснуло сквозь листву справа от него.
Не долго думая, мужчина направился в ту сторону и скоро оказался на небольшой лужайке, посреди которой стояла старая обветшалая часовня. Она выглядела заброшенной даже в скупом лунном свете, но за цветным стеклом стрельчатых окон теплился матовый огонек.
Сальери подумалось, что, возможно, Бог услышит его молитву, если она будет произнесена правильно - стоя на коленях в храме. Недолго думая, Антонио подошел к облупившейся двери и, распахнув ее, зашел внутрь.
В часовне царил полумрак и лики ангелов с фресок смотрели на Сальери неодобрительно. Но он не обратил на них внимания, а подошел к алтарю, на котором стояла масляная лампадка, и опустился перед ним на колени, сложив молитвенно руки и глядя на распятие. А потом зашептал слова молитвы.

Моцарт настороженно наблюдал за итальянцем из своего угла. Ему странно было видеть Сальери, обычно такого гордого и невозмутимого, во власти религиозного, а может быть и не только религиозного, смятения.
Сначала его шепот был еле слышен и только изредка Вольфганг разбирал полузнакомые латинские слова, но несколько минут спустя с итальянцем начало твориться что-то странное.
Его голос зазвучал громче и Сальери перешел с латыни на немецкий. Говорил быстро и горячо, а от того, не слишком разборчиво, и Вольфгангу удавалось разобрать далеко не все. Однако и этого было достаточно, чтобы его волосы под париком зашевелились от страха.
- Господи, помоги мне умерить свою ненависть! - горячо шептал Сальери. - Она поглощает мой разум и с каждой минутой мне все сложнее ее контролировать! Никогда и ни к кому я не испытывал раньше такой неистовой ненависти! Она ослепляет меня и я чувствую, что с каждым днем мне все труднее ее контролировать!
Господи, помоги мне... Я ведь знаю, что ты не можешь оставить своего верного сына... Это твое испытание для меня, ведь верно? Ты хочешь проверить мою стойкость и силу духа... И я очень, очень хочу оправдать твои надежды, Господи. Пошли мне сил! Не оставляй меня без своей благодати...
Голос Сальери становился все тише. Он стоял перед алтарем на коленях, сжимая в руках маленькое распятие, и казался таким беззащитным, таким одиноким...
Вольфганг с ужасом смотрел на Сальери, но не мог поверить, что в этом разговоре с Всевышним итальянец подразумевал его. Ведь, если это и вправду так, то это значит... это значит...
Капельмейстер все еще шептал что-то, но очень тихо, так что слов было не разобрать.
Амадею внезапно захотелось сбежать. Броситься прочь из этой часовни, чтобы ненароком не услышать еще что-нибудь, не предназначенное для его ушей. Но тогда Сальери услышит шум и обернется. И навряд ли это поспособствует развитию их дружеских отношений, которых так хотелось Вольфгангу. Но находиться здесь он тоже не мог. Поэтому он встал и тихо, изо всех сил надеясь, что Сальери, увлеченный своей молитвой, его не заметит, начал продвигаться к выходу.
Антонио снова заговорил громче. Его лицо, освещенное трепетным светом лампадки, вдруг прояснилось, а на губах заиграла улыбка. Но, несмотря на эту улыбку, Сальери казался таким растерянным и беззащитным, что у Амадея ёкнуло сердце и он замер на месте, в нескольких шагах от итальянца.
- ... да, я ненавижу его, Господи, - продолжал Антонио. Он так сильно сжимал распятие, что побелели пальцы. Цепляясь за него, словно за соломинку. - Но его музыка! Такой прекрасной гармоничной музыки я никогда не слышал раньше! И эта божественная симфония звуков может идти только от тебя... Но почему, почему ты наделил этим даром его, а не меня? Быть может, потому что иногда я перегибал палку, пробиваясь на вершину Олимпа? Но что мне делать на этой вершине, когда все собрались у подножия, чтобы слушать его, а не меня?..
Молю тебя, Господи... Если ты еще не покинул меня. Яви мне знак того, что ты еще есть в моем сердце, иначе оно просто разорвется от пустоты, заполняющей его!
Плечи Сальери задрожали, будто он изо всех сил сдерживал рыдания, но все-таки не смог этого сделать...
Моцарт ощутил невыносимое желание помочь этому несчастному человеку. Страх, сковывающий его сознание, отступил, а вместо него появилось другое чувство, которое Амадей не понимал до конца. Чувство невыносимой нежности.
Не совсем осознавая, что он делает, Вольфганг приблизился к Сальери и, опустившись на одно колено, обнял его за плечи, прижавшись щекой к его затылку.

Антонио вздрогнул всем телом и с его губ сорвался вздох облегчения. На какое-то мгновение ему подумалось, что его зов был услышан и, кто бы это ни был у него за спиной, он послан Всевышним ему во спасение. Сальери показалось, что переполнявшая его до краев ненависть исчезла, оставив вместо себя ощущение восхитительного покоя. От этого чувства у Антонио закружилась голова. Он пошатнулся и, чтобы сохранить равновесие, схватился за тонкое запястье обнимавшей его руки.
Сальери опустил голову и увидел на этой руке перстень с сапфиром удивительной чистоты. Перстень, который он не раз видел на пальце у Моцарта. И это мгновенно отрезвило его разум.
Пальцы капельмейстера сжались так, что Вольфганг вскрикнул от боли.
- Опять ты?! - прошипел Сальери, вскакивая на ноги и хватая опешившего Моцарта за воротник. - Что ты здесь делаешь?!

@темы: Ммммм...Моцарт! (с), "Волшебный пендель", "Garcon du solaire"

URL
Комментарии
2013-02-08 в 14:44 

Миклош_Бальза
Любовь к себе - это роман на всю жизнь
да-да-да...опять ты)
отлично...

2013-02-08 в 14:55 

=Лютик_Эмрис=
Komm, geh mit mir zum Meer... auch wenn wir untergehen / Sage Ja! (c)
Спасибо)

URL
2013-02-08 в 15:03 

<шелена>
I support the missionary’s position (c)
так жаль их обоих...

2013-02-08 в 15:09 

=Лютик_Эмрис=
Komm, geh mit mir zum Meer... auch wenn wir untergehen / Sage Ja! (c)
<шелена>,
не переживай, все будет хорошо)
рано или поздно, так или иначе.

URL
2013-02-08 в 15:17 

Миклош_Бальза
Любовь к себе - это роман на всю жизнь
жаль? почему?

2013-02-08 в 15:19 

<шелена>
I support the missionary’s position (c)
Миклош_Бальза, у них души мечутся

2013-02-08 в 16:13 

Миклош_Бальза
Любовь к себе - это роман на всю жизнь
да. мечутся... еще как. но все будет хорошо. я знаю точно, поверьте.

     

Season's End

главная